Каталог статей
Меню сайта
Мини-чат
Форма входа
Логин:
Пароль:
Categories
Статьи [136]
интересные, познавательные статьи
Психология [49]
Философия [26]
Целительство [22]
Непознанное [10]
Религия [10]
Искусство [5]
Муямбберология [4]
Библия [2]
Синоидальный перевод Канонический текст
Система и Софт [2]
Статьи и полезные советы относительно Операционных систем и Приложений
Дизайн и Графика [0]
Статьи и полезности относительно дизайна и графики, работы с приложениями и плагинами. Веб-дизайн и пр.
Наши статьи [12]
Статьи написанные участниками нашего форума
Новости сайта
[27.05.2017][Статьи]
Психология выбора (0)
[12.08.2015][Статьи]
Тома Санкара, президент (0)
[26.04.2015][Психология]
Технология уничтожения (0)
[04.01.2015][Статьи]
Генетически модифицированные люди (1)
[19.12.2014][Статьи]
Ситуация с рублем не уникальна, или Это уже проходили (0)
[02.12.2014][Статьи]
Эксперимент Вселенная-25: как рай стал адом (3)
[17.11.2014][Статьи]
ЗАЧЕМ АМЕРИКЕ МАЙДАН? 16 июня 2014г. (0)
[29.10.2014][Статьи]
Как Ротшильды и Рокфеллеры делят Россию (0)
[01.06.2014][Статьи]
Кто с кем и за что воюет на Украине? (0)
[11.05.2014][Статьи]
Открытое письмо русским мыслителям 10 мая 2014 года. (0)
Наши друзья


Сайт по-читателей
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Наши баннеры
Наш баннер:

Наша кнопка:
Приветствую Вас, Гость · RSS 27.06.2017 11:36
Главная » Статьи » Статьи

Геополитика третьей волны
Мировое сообщество вступило в эпоху перманентного кризиса, который представляется как системный кризис цивилизации постмодерна.

Социально-политические тенденции, обозначившиеся в ходе революций на Ближнем Востоке и в Северной Африке, а также ряд «цветных» революций на постсоветском пространстве и протестные акции российской оппозиции выдвинули актуальную задачу разработки нового инструментария для исследования процессов политической трансформации современного мира. В этих условиях перед геополитикой актуализировалась задача исследования процессов, имеющих место не только в отношениях между государствами, но и происходящих внутри государств, которые оказались тесно связанными между собой, с целью своевременного выявления угроз и разработки механизмов их парирования. Положение осложнилось тем обстоятельством, что угрозы международной и внутригосударственной безопасности проявляются в условиях информационно-сетевого противоборства субъектов международной политики, применения ими технологий «управляемого хаоса», стратегий «мягкой силы» и «непрямых действий» на фоне обострения территориальной, демографической, конфессиональной, экологической, продовольственной и водной проблем на обширных территориях Центральной Азии, Ближнего и Среднего Востока и на африканском континенте.

Вместе с тем, на фоне нарастающего вала социальных процессов, принимающих зачастую формы гуманитарных катастроф, нельзя не констатировать того факта, что политические науки «не развиваются поступательно, а скорее ходят кругами, либо вовсе топчутся на месте». «Распознаётся это «топтание на месте» при сравнении с очевидным прогрессом в других сферах научного знания: в естественных, математических и технических науках, путём сравнения учебников и справочников. В математических и естественных дисциплинах излагаются накопленные знания, требующие усвоения и пригодные для практической деятельности. В социальных науках, в частности – политологии, приводятся точки зрения и концепции, либо противостоящие одна другой, либо вовсе игнорирующие друг друга».

Как отмечал Р. Коллинз, накопленные знания в социальных науках не являются общедоступными. При этом знания в социологии он подразделял на такие категории как: «специализированное накопление» внутри отдельных исследовательских сообществ, непризнаваемое вовне данного научного сообщества; «утерянное накопление» вследствие игнорирования научным сообществом прошлых результатов вследствие смены интересов и выхода из моды прошлых направлений науки и «непризнанное, пересекающее границы специальностей интегрированное накопление», под которым понимаются результаты, полученные в различных областях и имеющих при этом сущностное сходство, которое, тем не менее, не воспринимается и не признаётся как таковое. Из этого можно сделать вывод о том, что современная политология и её отдельная область знаний – геополитика занимаются не получением объективных знаний, а коллекционированием разнообразных мнений, борющихся между собой и зачастую уничтожающих друг друга.

Названные факторы обозначили потребность в критическом переосмысливании базовых подходов в современной геополитике и необходимости «инвентаризации» накопленного комплекса знаний для преодоления застоя в развитии данной научной области с последующим выдвижением новой геополитической концепции, которая должна придать геополитике полноценный научный статус.
Генезис концепции геополитики «Третьей волны»

Решение вышеперечисленных проблем возможно на путях использования постнеклассического подхода, предложенного В.С. Стёпиным, в котором он предложил отказаться от линейной экстраполяции процессов в сложных системах, функционирующих в среде, где действуют многочисленные разнонаправленные силы и противоречивые факторы, и какими собственно являются международные и государственные системы. Однако потребовалось около двадцати лет, ряд «цветных» революций и «арабское пробуждение», чтобы в политологическом сообществе обратили на это внимание. Свидетельством тому является выступление С. Караганова, который актуализировал данный вопрос, отметив, что «беспрецедентные по скорости и масштабам в истории человечества изменения в социальных, политических областях существования народов, развёртывание очередного тура борьбы за ресурсы и переформатирование политической карты регионов Ближнего Востока и Северной Африки на фоне распада старой системы институтов международного управления и продолжающаяся глобализация экономики и информационный среды породили нарастание «интеллектуального вакуума», что выразилось в неспособности понять и проанализировать мир в рамках старых теорий» .

Постнеклассический подход открывает широкие горизонты в геополитике. Перед ней со всей остротой встала проблема охвата международных и внутригосударственных отношений во всём их многообразии, решение которых возможно только при опоре на идеи синергетики, нелинейности и открытости сложных социально-политических систем. Революции в арабском мире привели к осознанию того факта, что благодаря информационно-сетевым и политическим технологиям воздействия на умы и настроения народных масс произошло вторжение социологии в геополитику. При этом на первый план по эффективности воздействия вышли стратегии «мягкой силы» и «непрямых действий» с целью подрыва государственности на фоне применения технологий «управляемого хаоса».

Сложное переплетение национальных интересов и противоречий ведущих акторов мировой и региональной политики на фоне процессов глобализации и политика транснациональных корпораций, банков, влиятельных фондов и неправительственных организаций, включая террористические сети и наркокартели, заставляет заново переосмыслить фундаментальные основы мировой динамики с целью выработки новых концептуальных подходов к исследованию геополитических проблем.

Что касается названия предлагаемой концепции, то здесь уместно отметить его близость с названием знаменитой работы Э. Тоффлера «Третья волна» ввиду коррелированности этапов развития геополитики – классической, неклассической и постнеклассической – с тоффлеровскими стадиями (волнами) развития человечества – аграрной, индустриальной и постиндустриальной, которые можно соотнести друг с другом.

Выдвигаемая концепция геополитики «Третьей волны» (далее – Концепция) призвана ответить на такие актуальные вопросы международных отношений как:
пути сохранения государственного суверенитета в условиях информационно-сетевого противоборства, применения стратегий «мягкой силы», «непрямых действий» в сочетании с политическими технологиями подрыва государственности;
формы и методы завоевания лидерства и удержания доминирования великих держав;
основные тренды и движущие силы современной эволюции международных отношений и мирового порядка;
пути и средства обеспечения национальной и международной безопасности в условиях соперничества различных центров силы.

Однако, несмотря на приведенную конкретизацию, круг проблем, предлагаемых к исследованию в рамках данной Концепции, остаётся достаточно расплывчатым. Это объясняется тем обстоятельством, что современная общественно-политическая жизнь характеризуется проявлениями эмерджентности, выражающимися в неожиданном вторжении новых социальных и политических реалий, что ведёт к постоянной трансформации, уточнению и дополнению решаемых в рамках данной концепции задач. Поэтому границы предметного поля Концепции будут неизбежно варьироваться в зависимости от совокупности существующих и возникающих угроз и вызовов при развитии конкретной геополитической обстановки в стране, регионе и мире.
Система парадигм концепции геополитики «Третьей волны»

Понятие парадигма (от греч. парадейгма – пример, модель, образец) – одно из важнейших базовых понятий в философии и социологии, введённое Т. Куном в книге «Структура научных революций». В Википедии парадигма определяется, как совокупность фундаментальных научных установок, представлений и терминов, воспринимаемая представителями данной научной дисциплины в качестве образца и являющаяся основой научного направления.

Развитие любой науки есть процесс смены парадигм – концептуальных схем, призванных в течение определённого периода развития конкретной области научного знания служить базой для постановки и решения актуальных научных проблем. Для политических наук И.А. Василенко определяет научную парадигму как «совокупность норм, правил и ценностей, которые создают установку мышления познавать явления в определённом ракурсе или в соответствующем методологическом ключе». Более широкую трактовку парадигмы даёт Э. Петерс: «Парадигма – это умозрительная модель, позволяющая рассматривать явления в глобальном масштабе». Последнее утверждение важно с точки зрения системности подхода к изучению явлений социально-политической жизни общества, но при этом не следует забывать о необходимости декомпозиции и последующей классификации процессов и явлений, отвергая при этом незначительные и второстепенные. Очевидно, что золотая середина при определении совокупности парадигм находится в рассмотрении только критически важных аспектов сущностного знания, необходимых для дальнейшего развития данной научной области с целью отображения динамики процессов, адекватно отражающих реальности современного мира.

В геополитике понятие парадигмыформулируется следующим образом: парадигма призвана обеспечить ценностный и мировоззренческий фундамент для исследования пространственно-временных отношений между государствами в современном мире с учётом всех критически важных факторов, которые определяют динамику и направленность социально-политических процессов. Задачей данной научной категории является обобщение явлений и тенденций наблюдаемой реальности и выделение из неё главных факторов для последующего концептуального осмысления этой реальности, но без искажения её сущности.

Как отмечает И.А. Василенко, в геополитике последовательно господствовали такие парадигмы, как национально-государственная, идеологическая, цивилизационная и информационная. По её мнению, настало время динамического подхода к рассматриваемым явлениям в геополитике. Р.Т. Мухаев в своих работах выделяет несколько парадигм геополитики, которые отражают различные интерпретации геополитического пространства: институциональную парадигму, геополитическую парадигму борьбы государств за мировое господство и лидерство в международной политике, геоэкономическую парадигму на основе школы мир-системного анализа, геоидеологическую парадигму, основанную на связи геополитики и идеологии, геоцивилизационную парадигму, признающую важность культурного кода, образа мыслей и поведения людей, принадлежащих к одной цивилизации и, наконец, геоинформационная парадигма, отражающая переход современного общества в постиндустриальный или информационный этап развития.

Как отмечает Р.Т. Мухаев, «смена парадигм – это смена отношений к объекту исследования, предполагающая изменение методов анализа, установки и целей исследования, угла зрения на предмет, а часто и вообще смена самого предмета исследования».

Тем не менее, полной гармонии в геополитике не наблюдается. По выражению Е.А. Сеньшина, «несмотря на огромный массив литературы по геополитике, до сих пор в ней существует один пробел: нет более-менее чёткой классификации её парадигм. Отсюда возникают разногласия по поводу того, что есть истинная геополитика, а что лжегеополитика, какие концепции адекватны современности, а какие устарели». Тем самым он обнажил внутренний кризис идей геополитики, проявлением которого являются заявления о том, что геополитика умерла и с её помощью уже невозможно объяснить и прогнозировать развитие международных отношений.

Пытаясь решить данную проблему, некоторые исследователи идут по пути замещения геополитики глобалистикой. Очевидно, что для реабилитации термина «геополитика» требуется сформировать новую классификацию парадигм и сформировать на её основе новую систему. Примером тому является вышеупомянутая работа Е.А. Сеньшина, в которой он представил этапы развития геополитической мысли на основе системы парадигм, отражающих реальности каждого этапа её развития:
1-й этап – парадигма почвы или территории, лежащая в основе классической геополитики и утверждающая, что политика государств детерминирована их географическим положением. Здесь основным геополитическим актором является государство;
2-й этап – ревизионистская геополитика основывалась на парадигме идеи, отражающей тот факт, что политика государств определялась принадлежностью к тому или иному лагерю в глобальном противостоянии двух общественно-политических систем (при сохранении влияния географических факторов). В данном случае основными акторами являлись военно-политические блоки и союзы государств;
3-й этап – модернистская геополитика, в основе которой легла парадигма геоэкономики. Здесь основными акторами являются транснациональные корпорации, финансовые институты и неправительственные политические структуры, действующие в глобальном информационном пространстве.

В данной классификации была правильно отражена не только эволюция геополитической мысли, но и суть эпохи постмодерна, выраженная в глобализации экономики, приведшей к формированию единого геоэкономического пространства и идущая на смену геополитики силового противостояния эпохи «холодной войны». Однако парадигма геоэкономики вскоре оказалась неадекватной реалиям начала XXI века. Системный кризис мировой экономической системы, начавшийся в 2008 г., породил негативное отношение к идеям либерализма и к свободному рынку, как его порождению. Настороженное отношение к западным ценностям усугубила работа Зб. Бжезинского «Великая шахматная доска», в которой автор декларировал неизбежность американского лидерства на ближайшие несколько десятилетий, что сформировало в российском экспертном сообществе устойчивое мнение о существовании заговора атлантистов и мондеалистов, направленного на подчинение Евразии Западу. Таким образом, усилиями ведущего американского геополитика было положено начало возрождению почти ушедших в историю геополитических парадигм почвы и идеи. Современные национал-патриоты подчёркивают, что глобализация, продвигающая во всемирном масштабе свободный рынок, свободное перемещение людей и капиталов, не решает насущные социальные проблемы. Она их только усугубляет, как это показали недавние события «арабской весны». Глобализация несёт усиление эксплуатации, расслоение общества по имущественному признаку и, как следствие, бедность и несправедливость в распределении материальных и социальных благ на фоне информационной прозрачности общества и повышения интеллектуальной мобильности его членов благодаря общению в социальных сетях. Глобализация делает ненужными на рынке труда миллионы людей в бедных и зависимых странах, особенно в тех, которые обделены природными ресурсами и были раздроблены в ходе реализации планов по переформатированию политической карты мира.

В условиях глобализации экономики и создания планетарного информационно-коммуникационного пространства национальное суверенное государство оказалось чуть ли не последним прибежищем тех, кто хочет сохранить свою культурно-конфессиональную идентичность и остаться хозяином своих территорий и природных ресурсов. В противодействии глобализму сплав парадигм почвы и идеологии превратился в идеологему, которая призвана противостоять так называемой «модернистской геополитике» глобалистов.

В этой плане автор считает, что в основе методологии предлагаемой Концепции должна лежать система парадигм, включающую базовую парадигму и связанный с ней ряд дополняющих её парадигм, которые позволят наиболее полно раскрыть методологический инструментарий предлагаемой концепции.

Очевидно, что базовая парадигма концепции геополитики «Третьей волны» должна опираться на парадигмы классической и неклассической геополитики, отражающие традиционный подход, изучающие как «географические аспекты политических феноменов», так и «отношения между континентальными и морскими ареалами с целью проведения соответствующей внешней политики государствами». Как видно из приведенных цитат, в Американской и Международной энциклопедиях в то время не предвиделись изменения, которые несла наступающая эпоха постмодерна. Тем не менее, в публикациях американского учёного К. Грэя уже просматривались очертания нового постнеклассического подхода, который писал, что «геополитика занимается исследованием взаимосвязей политической мощи государств и географических факторов, влияния пространственных отношений на возвышение и упадок силовых центров, а также технологических, политико-организационных и демографических процессов на геополитическую мощь государств». Тем самым было косвенно обозначено расширение поля исследования геополитики за счёт включения таких геополитических пространств, как социальное, информационное, и логистическое. Однако политические реальности последних лет внесли дополнительные коррективы в геополитику. Серия «цветных» революций на постсоветском пространстве, а также феномен «арабской весны» заставили расширить методологическую базу современной геополитики за счёт включения таких областей, как постнеклассика В.С. Степина, синергетика Г. Хакена и концепция «управляемого хаоса» С. Манна.

Это обусловило выдвижение системы парадигм, включающей парадигму силовой экспансии классической геополитики, неклассические экспансионистские парадигмы «мягкой силы», «непрямых действий», парадигмы постнеклассической геополитики, включающие информационно-сетевые технологии создания и последующего управления социально-политическим хаосом и социальной энтропией, а также технологии манипулирования сознанием масс и переформатирования национальной и культурно-конфессиональной идентичности народов в борьбе субъектов международной политики за установление доминирования (влияния) во всех современных видах геополитических пространств с целью овладения природными, людскими и территориальными ресурсами государств для последующего их использования.

Следует отметить, что приставка «гео» не относится напрямую к «географии». В данном случае подразумевается охват всех имеющихся в настоящее время видов геополитических пространств, в которых имеет место соперничество субъектов международной политики: социально-политического, экономического, информационно-коммуникационного, культурно-конфессионального, военно-стратегического и когнитивного. Борьба за установление контроля и удержание своего влияния в вышеперечисленных пространствах составляет суть современной геополитики.

В современном мире вектор геополитических устремлений государств смещается из чисто силового, военно-географического аспекта в экономическую, финансовую, информационную сферы, а в последнее время и в конфессионально-культурную области противоборства субъектов международной политики. Это говорит о том, что социология стала важным фактором в геополитике, о чём свидетельствует феномен «арабской весны» и его последствия– экспансия радикального ислама в политическом пространстве Ближнего и Среднего Востока. Это происходит на фоне смещения борьбы акторов и ведущих субъектов международной политики за лидерство и влияние из чисто военной области, связанной с обладанием географическим пространством, как физической средой существования человека, в экономическую, финансовую, информационную, конфессиональную и культурную сферы. Сюда же необходимо включить борьбу за доминирование в когнитивном пространстве, которое представляет собой сферу сознания человека и арену борьбы за национальную и культурную идентичность народа. В настоящее время военные стратегии уступают место стратегиям «непрямых действий», «мягкой силы», скрытых от глаз непосвящённых за пеленой идеологических мифов и политических технологий. Вследствие огромных потенциальных разрушений от применения современного оружия война стала непозволительной роскошью. Поэтому во главу угла международной политики теперь ставится сбережение ценных ресурсов на захваченных территориях: природных, экономических и людских, которые можно было бы впоследствии использовать победителю. Глобализация показала, что в современном социуме особую ценность представляют информационное, экономическое и финансовое пространства, доминирование в которых даёт возможность получить доступ к ресурсам всего мира невоенным путём, без применения силы.

Как и в прежние времена, инструментами решения геополитических задач в современном мире являются такие новые формы экспансии как экспортная экономика, инновационные технологии, неконтролируемая иммиграция, культура и религия. Те государства, которые сумели сформировать механизмы экономической и научно-технологической экспансии, вошли в число лидеров современной цивилизации. Сейчас можно считать, что современные виды экспансионизма вступили в глобальную фазу их применения.

Источник: http://mir-politika.ru/2290-geopolitika-tretey-volny.html
Категория: Статьи | Добавил: LeolA (05.12.2012)
Просмотров: 1629 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Требуется для просмотраFlash Player 9 или выше